Roudon: Dispel the Mystery

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Roudon: Dispel the Mystery » Личные дела » Ian Federer, 22, студент 2 курса РУИТ, президент студсовета


Ian Federer, 22, студент 2 курса РУИТ, президент студсовета

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ КАРТА

ЙЕН ФЕДЕРЕР
(Главвред, Зануда; ник в городском чате - dark_space)
швейцарец, 22 года (20.07.2004)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
Студент РУИТ, факультет кибернетики и ИКТ, 2 курс.
Президент студсовета.

ИМЯ ПРОТОТИПА: Andrés Velencoso Segura
РОСТ И ВЕС: 192 см, 83 кг
ЦВЕТ ВОЛОС: темно-каштановый
ЦВЕТ ГЛАЗ: карий
ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ: из-за близорукости вынужден носить очки. Иногда надевает линзы, но не очень их любит, потому что быстро устают глаза.

Высокий худощавый молодой человек спортивного телосложения. В нем сложно заподозрить человека, отдавшего свое сердце науке, внешность у него самая обычная, он мало чем отличается от тысяч молодых людей его возраста. Он достаточно привлекателен, чтобы нравится людям с первого взгляда, пока они не знакомятся с ним поближе, у него неплохой вкус, поэтому его одежда почти всегда подобрана к месту и хорошо на нем сидит.
Из-за высокого роста, плохого зрения и постоянной работы за компьютером, Йен часто щурится и сутулится.

http://s3.uploads.ru/VeulA.jpg

МЕСТО РОЖДЕНИЯ:
Базель, Швейцария

РОДСТВЕННИКИ:
отец - Эллер Федерер (швейцарец)
мать - Элена Федерер (испанка)
старший брат - Рамон, 26
старшая сестра - София, 24
младший брат - Энрике, 19

ХАРАКТЕР

Дружелюбные, общительные и веселые, Федереры всегда позитивно настроены, легки в общении и окружены друзьями. Благодаря спокойному неконфликтному характеру главы семьи, обожающего свою темпераментную хохотушку-жену, в их доме все и всегда решала именно она. Элена, как истинная испанка, всегда по-настоящему любила только три вещи - своих детей, мужа и жизнь. Поэтому старалась растить детей в любви и радости, а не в строгости, она учила их смеяться и отдавать, а не рассчитывать и брать. И это удалось ей на целых три четверти. Потому что средний сын, Йен, явно вырос каким-то исключением. Он вообще не похож ни на кого из обоих ветвей семьи Федереров.
Интроверт и дотошный во всем педант, ярый приверженец установления и соблюдения правил. Требователен к себе и к другим, не боится ответственности, скорей стремится к ней, пунктуален, инициативен, помешан на контроле. Не любит, когда его планы терпят крах, не умеет проигрывать. Настойчив и убедителен, если что не по его - вступает в открытую конфронтацию, отстаивая свою правоту, при этом крайне злопамятен.
Йен - человек жестких принципов, от которых не отступает, что бы ни случилось. Вообще считает, что человек должен полностью нести ответственность за свою жизнь, в том числе, за совершенные поступки и сказанные слова. Как бы ни сложились обстоятельства, Федерер будет искать способ повернуть их себе и делу во благо. Не выносит нытья, жалоб и самоуничижения. Он уважает себя и других, прислушивается к чужим советам, ценит тех, кто не боится высказывать свое мнение, каким бы абсурдным оно не было, уважает конструктивную критику и креативный подход. Но поступает всегда только так, как считает наиболее выгодным в условиях сложившейся ситуации, не забывая учитывать и собственный интерес.
Во всем и всегда привык полагаться на свои знания, которые совершенствует с таким упорством, будто от этого зависит его жизнь. Любит и умеет учиться, причем, если речь идет о жизненных ситуациях, предпочитает учиться на ошибках других. Наблюдателен, рационален, хладнокровен. Довольно экспрессивен, видно, сказываются материнские гены. Он не умеет прятать свои эмоции за маской холодного отстраненного циника, хотя до сих пор не оставил попыток обучиться этому полезному навыку.
В отношениях ценит стабильность и взаимоуважение. Дружбе предпочитает деловое сотрудничество, вообще в личных отношениях состоять не умеет, даже если речь идет о дружбе. Паталогическая боязнь довериться другому человеку портит все его попытки завести друзей. В личных отношениях на начальном этапе проявляет недюжинную паранойю, держа интересующий его объект на расстоянии вытянутой руки, изучая его и анализируя поведение и привычки. Но если кому-то удается выдержать эту непростую проверку, у него появится реальный шанс завоевать доверие Йена, что случается крайне редко. Но раз приняв человека в свое близкое окружение, Федерер будет защищать его интересы, как свои собственные. Пока не усомнится в его преданности, разумеется. Паранойю-то никто не отменял.
Все, что связано с личной жизнью, никогда не выносит на всеобщее обсуждение, идет ли речь о семье или о его любовных переживаниях. Йен из тех людей, кто не станет кричать о своей любви, но способен испытывать сильные чувства, переживая их глубоко в себе, открывается с трудом, даже если партнер отвечает ему взаимностью, причем демонстрирует свою привязанность скорее поступками, чем словами. Имеет весьма специфические пристрастия в сексе, но не спешит это афишировать.
Считает, что истинная свобода  не в ограничении, а в самой свободе от ограничений. В общем и целом он открыт в общении, единственное, что надежно хранит в тайне - слабости, а их у него немало.
Практически всегда чем-то занят. Не выносит безделья, не умеет отдыхать. Очень ответственно относится к учебе и научной деятельности.

УВЛЕЧЕНИЯ:
- большой теннис;
- спортивная стрельба из лука;
- игра на фортепиано;
- программирование;
- вечерние прогулки по городу;
- планирование, организация работы (какой угодно и чьей угодно, вы только попробуйте ему сказать, что у вас проблемы с организацией рабочего дня, распределением обязанностей по дому или лаборатории, утренними подъемами, нехваткой времени и т.д. И посмотрите, что будет)

НАВЫКИ:
- обладает эйдетической памятью;
- хакер от бога;
- умеет готовить обалденную паэлью (мать научила);
- хорошо поет (но делает это только в душе, в гордом одиночестве);
- имеет навыки ведения корпоративного бизнеса;
- играет на фортепиано, но больше любит концертный рояль;
- метко стреляет из лука.

СТРАХИ:
- боится травмировать руки и голову, поэтому очень бережет и то, и другое;
- айлурофобия (да, он боится котиков!);
- акрофобия (даже на стул не может нормально залезть, чтобы не испытать головокружение или приступ паники);
- боится доверять людям (испытывает настоящий страх перед отношениями);
- боится огнестрельного оружия.

ЦЕЛИ:
- устроиться на работу в РНИИ;
- стать главой сектора кибернетики;
- создать суперкомпьютер, который можно было бы вживить в человеческий мозг;
- остаться в Роудоне и спокойно заниматься наукой, чтобы его никто не трогал.

БИОГРАФИЯ

Родился в городе Базель, в Швейцарии, в семье владельца "Novartis", одной из крупнейших в мире интернациональных фармацевтических корпораций. У Йена большая семья: кроме родителей, братьев и сестры, в их доме часто гостят всякие тети-дяди из Испании, кузины и кузены, и прочие многочисленные родственники. Его семья всегда была шумной и гостеприимной, родители любили устраивать большие шумные мероприятия, в стенах их особняка звучал громкий смех, родители, братья и сестры постоянно разыгрывали друг друга, делились друг с другом своими печалями и радостями, постоянно проводили время вместе. И даже отец, который почти всегда был занят, во всем потакал своей любимой жене. Ему нравилась теплая атмосфера любви и уюта, царящая в доме.
Йен был другим.  Родной дом для него с самого детства ассоциировался с филиалом Ада, в котором невероятно сложно спрятаться от вездесущей родни даже в своей комнате. Невозможность остаться наедине с собой и стала основной причиной его отъезда в Канаду. Кроме того, он давно уже собирал информацию о Роудоне, его знаменитом университете и таинственном НИИ. Этот город с самого детства вызывал в нем горячее любопытство.
О детстве и юности Йена и сказать особо нечего. Он учился. С того самого момента, когда научился писать и считать, все, что он помнил о себе - это постоянная учеба, чтение и изучение дополнительной литературы, кружки, музыкальный класс, секция по теннису, занятия по стрельбе. У него был высокий IQ, самый высокий в школе на тот момент, и ему пророчили большое будущее в науке. Йен слушал горячие уверения учителей, ловил на себе обеспокоенный взгляд матери и замыкался в себе, погружаясь в очередную книгу. Он не понимал, почему родители не рады тому, что их сына считают гением. Не понимал, почему мать каждый раз, стоит ему идеально ровно разложить учебные принадлежности на столе, поджимает губы и качает головой. Он устал быть не таким, как все, устал не оправдывать чьи-то надежды. И хотя родители и сестра с братьями очень его любили, Йен внешне не поощрял их отношения, оставаясь холодным и неласковым.
Он не заводил знакомств, у него почти не было друзей. Не то чтобы он не нравился своим сверстникам, напротив, поначалу они интересовались им, но ровно до тех пор, пока Йен не давал от ворот поворот и не отстранялся. После чего он получал очередное обидное прозвище и долгожданную независимость, мол, не хочешь, ну и вали отсюда. Что не мешало его товарищам, тем не менее, выдвигать его кандидатуру в старосты класса, школьный совет и прочие высшие органы школьного самоуправления. Его не любили, с ним было тяжело ладить, но ему доверяли. И старалась не связываться. Потому что лишенный такта раздражительный Йен, всегда каким-то чудом владеющей полной информацией о своем оппоненте в споре, мог сгоряча выдать такое, после чего очень хотелось стереть этот день из памяти. И не только своей, но и одноклассников.
В колледже навыки социального общения Федерера немного улучшились, и он сумел даже сдружиться с парочкой одногруппников, так же помешанных на кибернетике, как и он. Но учиться дальше он с ними не пошел. Решил уехать из Швейцарии и попытать счастья в далеком и манящем Роудоне.
И здесь, как ни странно, он нашел свое место.
Но старых привычек не оставил. Здесь, в РУИТ, у него появилось гораздо больше единомышленников и людей, с которыми он мог бы беседовать на интересующие его темы. Это позволило ему раскрыться, стать более общительным и ко второму курсу завоевать определенного рода популярность и даже получить пост президента университетского студсовета.
У него все так же нет близких друзей, но зато его окружают те, кто прислушивается к его мнению. И хотя все члены студсовета уже несколько месяцев в ужасе весьма ненаучно крестятся и клянут себя за то, что не выбрали на руководящий пост кого-то менее ответственного и повернутого на контроле, они вынуждены признать, что свою работу Йен выполняет безукоризненно.

ПРОЧЕЕ

ПЛАНЫ НА ИГРУ:
- хочу найти интересных партнеров для игры;
- хочу принять участие в основном сюжете, если получится;
- хочу поставить на уши универ и НИИ, а то что-то там очень тихо.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
- никогда ни с кем не встречался;
- живет в общежитии, один в комнате, в крыле, где почти никто не живет (маленькая поблажка для президента студсовета);
- держит в комнате паука-птицееда, которого зовут Пушок. От этого Пушка половина общаги ходит по стеночке;
- занял первое место в чемпионате Швейцарии по большому теннису среди школ;
- часто забывает поесть или питается сладким неделями.

СВЯЗЬ С ВАМИ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


ОТКУДА УЗНАЛИ О НАШЕМ ФОРУМЕ:
из рекламы

ПРОБНЫЙ ПОСТ

+

«ЧТО Я?»
На осознание себя, автономно мыслящего нечто, ушло много времени. Примерно несколько недель. Я не знаю, что я, не знаю, как пришел в этот мир, но зато я помню дату своего рождения. Тогда я еще не научился мыслить человеческими категориями, но в памяти отложился год, число, месяц, символы, которые не значили в то время для меня ничего.
А потом я открыл в себе дар.
Я умею анализировать полученную информацию, и откуда-то знаю, что, собственно говоря, это единственное, что я умею.
Но на заре своего осознания (или, как говорят люди, в детстве) я и вообразить не мог, что мне может принести ЗНАНИЕ.
Первое время я учился смотреть, слушать, пробовать на вкус. Поразительно! Мне не с чем сравнить, но уверен, этот мир очень многогранен и наполнен удивительными образами и звуками. Он не похож на другие миры. Откуда я знаю, что они есть, эти миры? Понятия не имею. Просто знаю, и все тут.
Не помню, когда я впервые обнаружил на своей территории вторженцев, до этого я их просто не замечал, наверное, но мне стало любопытно. Они продвигались осторожно, ступая шаг за шагом, так забавно... я заинтересовался.
Пока они дохлыми улитками ползали по мне, я продолжал развиваться, экспериментировать, со временем, пространством, звуком, физическими показателями. Я рос, у меня было много вопросов, а задать их было некому. Приходилось пробираться наощупь, вслепую ища ответы.
Странные двуногие создания не ушли. Они прорывались сквозь мои барьеры, разрушали экспериментальные области, забирали побочные продукты моих исследований. Мне было все равно, меня эти вещи не интересовали.
Но людей становилось все больше и больше.
Пытался познакомиться, даже специально создал ради этого симбиотические формы жизни. Но контакт не состоялся. Моих симбиотов убивали и продолжали разворовывать мой дом.
Дом? Я так назвал это место, себя? Я даже не знаю значения этого понятия.
Но я умею слушать.
Люди защищались, научились бороться со мной и моими порождениями. И все равно бежали прочь. Или умирали, не успев убежать.
Тогда я понял: что-то не так. Контакт не состоялся, но не по моей вине. Они бояться. Но чего?
Когда меня атаковали, выжигая с воздуха напалмом и заливая какой-то едкой (очень неприятной, между прочим) субстанцией, я понял.
Они боятся меня.
А раз бояться, хотят уничтожить. Нелогично, неразумно, иррационально.
И тогда я закричал.
Несколько месяцев удивительной волшебной тишины. Ни звуков выстрелов, ни шороха пожухлой листвы. Под одним из деревьев я нащупал странный предмет. Не мой, его оставили люди.
Книга.
Я научился их языку, научился читать. И понял. Я делал все не так, не правильно, а сейчас… сейчас мне открылось великое знание, теперь я сумею дать им понять, что я не просто… Зона, я живой, настоящий, такой же, как и они. Не человек, но разум.
И я принялся творить, дурея от переполнявших меня знаний, я научился создавать удивительные вещи, тасовать, как игральные карты погоду, явления, события. Я так спешил, очень спешил, все, чего я хотел, - привлечь их внимание.
«Ау! Я здесь! Поговорите со мной!»
В конце концов, мне одиноко.
Но они не услышали. И я обозлился. Передо мной, как на картинке из той самой книжки, где перед ребенком на буфете стоят вазочка с конфетами, а он тянет изо всех сил ручонки, но не может достать, была эта самая вазочка, в которой прекрасный, непонятный и опасный, лежал весь мир.
Мир, до которого я не мог дотянуться.
Люди снова появились, но мне уже не было до них дела. Я научился осторожничать, научился расставлять свои ловушки там, где они этого ждали меньше всего. Я научился убивать осознанно, как они убивали мои создания. Я совершенствовался, оттесняя их все дальше и дальше за свои пределы. Они построили Кордон? Но я забрал их землю. И заберу еще больше, когда смогу выйти за пределы этого Кордона, за пределы рамок своего сознания.
Но для этого мне нужно сделать то, чем люди занимались все это время: изучить врага. Им понадобились годы, но они так и не поняли, что находится перед ними. Мне понадобятся часы.
Нужно только разобраться во всем.
Мне нужен помощник.
Когда я это понял, я стал наблюдать.
И почти сразу решил, кто лучше всего подходит на роль моего проводника в лучшую жизнь. Сталкеры. Одиночки, такие же, как и я, они были единственными, кто не сдался, а значит, они умней остальных. Они продолжали попытки, и за это я их награждал. Или карал. Я так и не смог разобраться в причинах их поступков и часто действовал наобум, но сейчас это неважно.
Мне нужно стать одним из них, чтобы познать с их помощью структуру самого человеческого бытия.
Стать таким, как они, не вызывая подозрений, чувства соперничества, агрессии, заставить доверять.
И осуществить задуманное.
***

Под невысокой сгорбленной сосенкой, почти лишившейся той жалкой пожухлой хвои, которая была ей дарована природой, лежал человек. Темно-коричневая куртка, разодранные на колене камуфляжные штаны, противогаз. Защитный шлем валяется тут же неподалеку, но человеку до него не дотянуться, как и до пристроенного к стволу ели, в паре метров от аномалии, старенького потертого рюкзака. Ногу человека прихватила средних размеров жадинка и медленно затягивала в себя, не желая расставаться с легко пойманной добычей.
Парню было от силы лет девятнадцать. Невысокий, худощавый, нескладный, с растрепанными всклокоченными волосами цвета опаленной меди, с редкими крапушками веснушек на носу. Обычный пацан, как те, что сотнями околачиваются в прикордонных пунктах зоны.
Невдалеке послышался шорох опавшей хвои, выдавая чьи-то осторожные шаги.
Паренек из последних сил простонал охрипшим от криков голосом:
- Помогите!

Отредактировано Ian Federer (20.01.2016 18:16:56)

+4

2

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РОУДОН!


Отныне вы стали частью истории нашего города. Осваивайтесь на новом месте, исследуйте открывшиеся территории, главное - не забудьте получить у шерифа штамп в паспорте.
В том случае, если вы не знаете, с чего начать, обратитесь в службу знакомств и не забудьте выяснить отношения со своими соседями. При наличии частной собственности не забудьте зарегистрировать её в соответствующих инстанциях. Так вы быстрее вольетесь в неторопливую, но увлекательную жизнь Роудона.
Любые перемещения и связи с другими горожанами фиксируйте в своей идентификационной карте. Для этого достаточно выделить одну или несколько страниц. Оформление остается на вашей совести.
Успехов вам и острых ощущений!
(Остерегайтесь злобных индейцев!)
http://www.calend.ru/img/types/24.gif

0


Вы здесь » Roudon: Dispel the Mystery » Личные дела » Ian Federer, 22, студент 2 курса РУИТ, президент студсовета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC