Roudon: Dispel the Mystery

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Roudon: Dispel the Mystery » Личные дела » Раймонд Барма, 29 лет, преподаватель РУИТ, волонтер, психофизиолог


Раймонд Барма, 29 лет, преподаватель РУИТ, волонтер, психофизиолог

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ КАРТА

Раймонд Барма
-
американец, 29 (20.10.1997)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
Психофизиолог, волонтер в центре американской культуры, преподаватель естествознания в школе Уати, преподаватель психологии РУИТ(время от времени читает лекции по физиологии высшей нервной деятельности)

ИМЯ ПРОТОТИПА: Ben Hill
РОСТ И ВЕС: 188см, 85кг
ЦВЕТ ВОЛОС: темно-русый
ЦВЕТ ГЛАЗ: голубой
ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ: рано начавшаяся пробиваться седина, из-за постепенно падающего зрения носит очки для работы; сколот левый нижний первый премоляр от удара шайбой.

Высокий, несколько худощавый мужчина, из-за легкой седины выглядящий чуть старше своего возраста. Патологически хмур и неулыбчив, да и в принципе обладает достаточно ограниченной мимикой, в отличие от своей крайне живой сестры. Часто посылает мрачные и презрительные взгляды в никуда, что заставляет людей неправильно его понимать и принимать за крайне унылого и злого типа. Детей же это ни капли не отпугивает и они, наоборот, к нему тянутся. Стабильно ходит обросшим трехнедельной щетиной и с отросшими прямыми волосами в творческом беспорядке. Несмотря на то, что выглядит скорее жилистым, чем мускулистым, он хорошо сложен, обладает отличной физической подготовкой, силен и крайне вынослив.
Тем не менее, выглядит не особо презентабельно из-за того, что совершенно не заморачивается из-за стиля и того, что именно на нем надето, потому и выглядит как зажиточный бомж или художник. Зато он тот еще аккуратист и как бы сомнительно не смотрелись его растянутые свитера, они всегда чистые и хорошо пахнут, а найти у него в гардеробе не отглаженную рубашку или носки с дырками – вовсе нереально. Впрочем, иногда он может надеть костюм и привести волосы в порядок, но это событие настолько редкое, что совмещается только с научными конференциями и некоторыми праздниками.
Обладатель быстрой походки, прямой осанки и вечно охрипшего из-за избытка сигарет голоса.

http://i.imgur.com/GE9ALDl.jpg

МЕСТО РОЖДЕНИЯ:
Бисмарк, Северная Дакота, США

РОДСТВЕННИКИ:
Отец – Бенджамин Барма, полковник ВВС США, бывший пилот истребителя. Крайне разочарован в своем сыне из-за того, что тот не пошел в армию, но достижения Раймонда на научном поприще позволили ему смириться с его выбором.
Мать – Эстер Барма(девичья фамилия – Верман), погибла в автокатастрофе в 2001 году.
Сестра – Скайлар Барма, старше на три года, историк-культуролог, живет в Роудоне вместе с Раймондом и работает в волонтерском центре.

ХАРАКТЕР

Раймонд человек целеустремленный и крайне увлеченный. Если он чем-то занят, то отдается делу полностью и без остатка, полностью погружаясь в себя и игнорируя окружающий мир. Причем это относится не только к работе и научной деятельности, но и к каким-то мелким занятиям, типа готовки или уборки. Он жутко раздражается, когда ему лезут под руку или просто обращаются, пока он в процессе. Кроме того, старается все исполнить в лучшем виде, хоть и не страдает тем самым перфекционизмом, когда страх неидеальности мешает сделать хоть что-нибудь. Он с интересом берется за кажущиеся сложными задачи и в большинстве случаев успешно с ними справляется. Раймонд тратит достаточно много времени на самосовершенствование и чтение специализированной литературы по физиологии и психологии, а также время от времени из интереса составляет психологические портреты знакомых ему людей. Обладает удивительной наблюдательностью и внимательностью к деталям, так что без проблем отмечает какие-то невербальные признаки психологических проблем. Иногда он смотрит на окружающих так, словно разглядывает их под микроскопом, отчего может очень неприлично и долго пялиться, что обычно вызывает у людей дискомфорт. Зато это очень помогает в работе.
При этом, сам Раймонд является достаточно закрытой личностью и практически не проявляет каких-либо эмоций. По его мнению, это повышает его ценность как работника, так как он очень четко разграничивает работу и внутренние переживания, а если он вдруг решит вернуться к практике терапевта, то отстраненно и полностью объективно рассмотреть проблему пациента будет куда проще. В отношении работы вообще обладает достаточно жесткими требованиями к себе и крайне серьезно относится к вопросу конфиденциальности, когда дело касается реальных людей, а не приматов в нейробиологических лабораториях. Также в практике в нем просыпаются деликатность и тактичность, позволяющие докопаться до глубинных переживаний пациента. В принципе в общении он очень гибкий, что позволяет ему работать с абсолютно разными людьми, включая детей. Детей он, кстати, любит, хотя никогда не задумывался о том, чтобы завести собственных. Он предпочитает наблюдать за ними со стороны и видит в них будущее, его привлекает живость и подвижность их психики, позволяющая ко многому приспособиться.
Работая в школе, он с большим вниманием наблюдает за тем, как дети усваивают информацию и вообще реагируют на его предмет, и старается привить им интерес к учебе и изучению естественных наук, чтобы они занимались чем-то не потому что кто-то так хочет, а потому что им самим это нравится. В университете же он старается максимально точно донести факты, больше полагаясь на современные открытия, чем на древние якобы прописные истины, а также желает вывести психологию из-под клейма псевдонауки.
Из-за чрезмерной увлеченностью наукой, никогда не имел каких-то длительных отношений, да и вообще никогда к ним не стремился, полагаясь в этом случае на судьбу и то, что если нужно, то любовь, семья и прочее его обязательно найдут. Сам он при этом абсолютно не желает хоть что-либо предпринимать для поиска и налаживания романтических отношений. Поэтому, что в школьные, что в университетские годы, да и по большому счету после них, у него никогда не было какого-то постоянного субъекта увлечений, он никогда не влюблялся так, чтобы до романтических баллад под гитару и прогулок под луной. Что совершенно не мешает ему считать секс достаточно важной частью своей жизни.
Несмотря на общую гибкость характера, ему достаточно сложно пустить человека дальше простого знакомства-приятельства. Он очень придирчиво относится к людям, которые претендуют на нечто большее, долго может их оценивать с точки зрения их необходимости в его жизни и системе отношений. Оттого ну очень немногочисленных друзей любит, ценит и крайне болезненно переносит жизненные обстоятельства, которые заставляют его порвать контакты с людьми, к которым он привык и доверился. Из-за частых разъездов он и привык не привязываться особо к людям, зная, что через пару лет скорее всего все изменится и вместо того же Роудона он может оказаться где-нибудь в Иллинойсе, а от старых знакомых и следа не останется. Но даже если он все же возводит человека в ранг друга, он никогда не будет идти у него на поводу ради сохранения мира или чужой самооценки. Не стыдится открыто говорить людям правду, какой бы горькой она не была, если это конечно не нанесет непоправимый психологический вред, и считает, что только честность позволяет человеку развиваться, как личности.
Очень привязан к своей семье, Скайлар и отцу. Отца очень уважает, как профессионала своего дела и решительного и самоотверженного человека, благодарен ему за воспитание, осознавая насколько сложно в одиночку вырастить и поставить на ноги двоих детей при работе, требующей постоянных командировок. Любит свою сестру, несмотря на то, что она очень часто требует от него того, что может противоречить его собственным желаниям, всегда прислушивается к ее мнению, хоть иногда они и спорят. Считает, что семья должна быть такой, на которую можно положиться и не сомневаться в том, что в сложной ситуации его оставят без помощи и поддержки, и его семья этому соответствует.

УВЛЕЧЕНИЯ:
С младшей школы занимался хоккеем и состоял в университетской команде,  также после университета увлекся верховой ездой, но никогда не участвовал в каких-либо соревнованиях. Лошади, кстати, как и остальные животные, реагируют на него примерно так же, как и дети. Из-за сестры увлекся культурой Северной Америки, но в силу своей профессии подходит к ней скорее с психологической точки зрения.

НАВЫКИ:
Помимо родного английского свободно разговаривает на немецком, немного говорит на догрибе и сиу, французский знает весьма посредственно из-за того, что учил его буквально перед приездом в Канаду, отчего немного стесняется франкоговорящих канадцев.
Хорошо играет на гитаре и неплохо поет; много и с удовольствием готовит, если выдается свободное время; водит машину; умеет обращаться с разнообразным огнестрельным оружием.

СТРАХИ:
Боится так и не реализовать себя в научной среде и стать среднестатистическим психотерапевтом.
Также из-за того, что во всей красе наблюдал людей с кучей психологических проблем и отклонений, боится стать таким же и сойти с ума, потерять контроль над рассудком и своими действиями.

ЦЕЛИ:
Написать и защитить докторскую диссертацию, совершить в жизни парочку весомых открытий в области психофизиологии, устроиться на работу в лабораторию НИИ.

БИОГРАФИЯ

Раймонд Барма родился на севере США в семье военного пилота и журналистки. Младший из детей, а тем более мальчик, он находился под пристальным вниманием отца, который хотел, чтобы сын пошел по его стопам. Несмотря на то, что Бен Барма часто отсутствовал дома из-за рабочих командировок на военные базы, он успевал воспитывать в сыне «настоящего мужчину». Единственное, что его подкосило – трагическая смерть матери Раймонда. Эстер погибла, возвращаясь с работы, когда мальчику было всего четыре года, так что женскую заботу ему в итоге компенсировала старшая сестра -  Скайлар. На самом деле, он практически не помнит свою мать и реакцию на ее смерть. Сейчас, как психолог, он расценивает это как некое критическое событие в своей жизни, но не может сказать конкретно, стало ли оно причиной его замкнутости или каких-то подростковых протестов. Но он всегда был уверен в том, что именно смерть Эстер Бармы стала ударом для его отца, который повлек за собой более жесткое отношение к сыну и поднял планку требований. Ребенком Раймонда затаскали по спортивным секциям, хотя в итоге нравился ему только хоккей, учили стрелять и воспитывали в почти военных условиях под вечным девизом «ты мужчина». Отдушиной по сравнению с жестким отношением отца и оплотом внимания для него стала Скайлар, которая в будущем всегда поддерживала брата и старалась вытащить его из скорлупы. Брат и сестра практически всегда были вместе, а из-за того, что Раймонд еще в детстве был выше своих сверстников, их нередко принимали за близнецов.
Раймонд всегда был спокойным, рассудительным и легко идущим на контакт ребенком, не привлекал к себе внимания и не был конфликтным, но круг друзей у него всегда был небольшим и отдыхать и развлекаться он предпочитал в одиночестве. Скайлар же наоборот, всегда была активной и собирала вокруг себя людей, более того – она таскала за собой Раймонда. Только в старшей школе он внезапно оказался без надзора сестры, которая уехала в университет. Без нее он внезапно осознал, что его интересы кардинально отличаются от интересов Скай. Да и будущее, которое отец старался ему навязать, не вызывало внутри никакого отклика. Интерес к работе человеческого тела, который проснулся еще в средней школе, постепенно вылился в интерес к сознанию и мыслительным процессам. Честно говоря, какое-то время он думал о медицинском образовании, но потом очень четко осознал, что механизм действия и развития каких-либо нарушений  интересует его куда больше, чем методы борьбы с заболеваниями. Да и особым альтруизмом он никогда не отличался. В конце концов, после окончания школы, он вместо армии, где так хотел его видеть отец, уехал из Бисмарка, чтобы поступить в университет Брауна и обучиться на психолога. С отцом он тогда разругался напрочь, вплоть до того, что он грозился не оплачивать образованием. Тем не менее, все образовалось (не без вмешательства Скайлар), тем более Раймонд поступил на стипендиальную программу, что облегчило отцу финансовую жизнь.
В дальнейшем он сосредоточил свое внимание на когнитивной психологии и нейробиологии, в желании на физиологическом уровне объяснить механизмы работы человеческой психики. Отсутствие рядом сестры положительно сказывалось на его работоспособности, отчего он находил время не только на хоккей, но и на некую научную деятельность, в частности на исследования в индейских резервациях наррагансеттов. После получения степени бакалавра, он остался в университете, для прохождения магистерской программы. Помимо прочего, он практиковал и собирал информацию для диссертации, работая психологом в больницах и наведываясь в лаборатории.
В возрасте двадцати четырех лет Раймонд возвращается в Северную Дакоту по приглашению Скайлар, которая тогда работала над историей сиу. Так как Раймонд уже тогда достаточно много исследовал индейцев, их культуру и психологию, переключиться с наррагансетов на сиу было не особо сложно, несмотря на их различия. Из-за длительного отсутствия сына дома отношения с отцом постепенно сгладились. В принципе, Раймонд с сестрой нечасто бывали в родном Бисмарке и преимущественно обитали в резервациях и волонтерских центрах, максимум – в ближайших к ним населенных пунктах, которые обычно были крайне небольшими городками. Еще через какое-то время Скайлар пришло приглашения из центра сохранения американской культуры Роудона и она уговаривает Раймонда уехать с ним в Канаду. Будучи наслышанным о роудонском НИИ Раймонд не особо долго думая, соглашается. Впрочем, НИИ отклоняет его кандидатуру как работника и Раймонд устраивается преподавать психологию в РУИТ, параллельно работая с сестрой в школе Уати и всячески участвуя в культурной жизни резервации.

ПРОЧЕЕ

ПЛАНЫ НА ИГРУ:
Быть большим бро маленьким индейцам, занудничать, анализировать всех вокруг, лезть не в свои дела и вести себя, как унылый гриб.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО:
Обладает целым ворохом плохих привычек и даже не думает себя оправдывать. Ничего не имеет против алкоголя в умеренных количествах, курит. Вернее, не просто курит, дымит, как паровоз, уничтожая как минимум пачку в день, отчего от него стабильно веет табачным духом, несмотря на все его ухищрения и чистоплюйство. Грызет колпачки от ручек, оправдывая это защитным механизмом от людей, которые их не возвращают.
Аллергия на цветочную пыльцу, из-за которой он недолюбливает походы, особенно весной, хотя и сидит на антигистаминных. Не гнушается обращаться к психотерапевтам, если понимает, что с ним что-то не так, но обычно справляется с собственными проблемами самостоятельно раньше, чем найдет достойного специалиста.

СВЯЗЬ С ВАМИ:
672942668

ОТКУДА УЗНАЛИ О НАШЕМ ФОРУМЕ:
Друзья позвали

ПРОБНЫЙ ПОСТ

+

И рухнул мир. Все за что Флориан раньше держался, разваливалось, осыпаясь как древние фрески со стен средневековых соборов. Эмоции слезали с австрийца, как клочья кожи, оставляя лишь пустоту, юноша выгорал. Все испытанное закружило вихрем, перемололо и оставило за собой безжизненную пустыню. Он словно лишился способности чувствовать, оттого теперь смотрел прямо в глаза Дитриха, бесцеремонно швырнувшего его в дверь, без тени смущения и страха.  Плачущее пугливое создание вновь ушло куда-то очень далеко, оставив только кисловато-горькое послевкусие рвоты и соль на губах. Конечно, это было не то хладнокровие, с которым Флориан обычно относился к окружающим, но зелень глаз заволокло непроницаемым туманом, в котором жалкие призраки эмоций терялись и путались как в паутине. Один плюс в этом определенно был – теперь Рейнхардт не боялся. Страх сменился полнейшим безразличием, застывшем на бледном лице со скорбно искривленными губами. Казалось, Флориан действовал на чистой логике. Она подсказывала ему, что состояние у него предобморочное, уже неоднократно встречаемое в его короткой, но насыщенной на потерю сознания жизни. Оттого в глазах темнеет, руки дрожат, перед глазами танцуют черные точки, а резкий удар спиной о стену практически не отозвался в немеющих мышцах, только ресницы дрогнули от неожиданности, смахивая последние слезы. Австриец смотрел на человека, о котором шли самые нелестные слухи, так, словно тот ему ничего не сделает, несмотря ни на что. Дитрих, который вполне мог превратить третьекурсника в кучу истекающего кровью фарша, на фоне психического напряжения казался сейчас всего лишь человеком, каких миллионы. Обычным. Несмотря на своеобразную прическу, пирсинг и линзы он был не более монстром, чем Рейнхардт, а к монстрам Флориана не причислить, как ни старайся. Удивительно, как прочищенный желудок и грубый удар смогли так кардинально поменять восприятие юноши. А может тому виной вновь помутневший взгляд и слабость, разлившаяся по всему телу.  Юноша не сопротивлялся, худые руки плетьми обвисли вдоль тела, а ноги едва ощущали под собой опору. И ни звука не издал, только дышал возмутительно громко и быстро. Гневные интонации  Основателя проходили мимо ушей, не оставляя за собой ровным счетом ничего. Нервная система работала, старательно переваривая информацию, но Рейнхардт будто бы отчаянно противился размышлениям. Только инстинкт самосохранения вяло бормотал о том, что с Флорианом могут сделать.

Наконец его отпустили, снова ударив затылком о дверь, только на этот раз удар оказался ощутимее и Флориан почувствовал новый прилив резкой головной боли. Он все так же внимательно смотрел в лицо дебошира, оперевшись о стену. Ноги не держали, приходилось прижиматься и хвататься о ровную поверхность по паучьи длинными и тонкими пальцами. Юноша отстраненно думал о том, какие лекарства надо будет принять по возвращению в комнату и где лежит антисептик. Перед глазами смутно маячили названия и накрепко засевшие в памяти образы коробок и баночек с  таблетками. Тем временем логичная его часть буквально орала о том, что нужно по-хорошему сваливать и больше никогда в жизни не попадаться на глаза дебошира, если собственная шкура еще дорога. Он явно был не из тех, у кого благородство играет шилом в известном месте, чтобы помогать абсолютно постороннему человеку бескорыстно. Если верить слухам, то этот парень был тем еще ублюдком и хорошего о нем не говорили. А Рейнхардт слухам если и не верил, то предпочитал прислушиваться, особенно если это касается человека, способного организовать и держать в узде такую непокорную и агрессивную толпу слишком активных и наглых подростков. Третьекурсник был достаточно разумным, чтобы не воспринимать за чистую монету все, но и пропустить мимо ушей десятки жутковатых историй с участием Дитриха не мог. Даже в полусознательном состоянии, когда любая логическая цепочка умирает в голове на стадии первичного анализа исходных данных, он сохранил способность понимать, что с ним может случиться в случае, если неожиданной сострадательности придет конец, и ему хватало воображения додумать особо жестокие детали даже в рамках законных действий. И если уж Основатель, с его нелюбовью к людям в общем и смазливым хлюпикам вроде Флориана в частности, давал ему шанс уйти, не потеряв зубов, то этим явно стоило воспользоваться. Юноша заторможено проследил за взглядом дебошира, оглядываясь назад и решил, что лучше наперекор ему не идти. Рейнхардт медленно дрожащими руками открыл дверь, смотря в спину закурившему Дитриху. Все же его стоило поблагодарить за то, что тот удержал его от безрассудного прыжка и, по сути, спас из заточения на крыше, которое могло бы закончиться неизвестно как. Флориан и в критической ситуации был хронически вежлив, пускай его воспитанность могла показаться нелепой.

- Спасибо, - тихо буркнул австриец и недолго думая, скрылся в дверном проеме, прикрыв за собой дверь.

Флориан не оглядывался назад, напоминая самому себе Орфея, которому было указано смотреть только вперед, иначе все старания и муки пойдут прахом. Такое же чувство создавалось и в отношении Дитриха - минута промедления, потраченная на сомнения и попытки наладить контакт могла бы обернуться плачевно для Рейнхардта и его и без того слабого здоровья. Все же происходящее было удивительно, эдакий аттракцион невиданной щедрости от основателя Дебоширов, непонятно с чем связанный. Эта поражающая воображение акция могла закончиться в любой момент, потому австриец кое-как заковылял подальше от крыши на негнущихся ногах. Идти было тяжело, приходилось держаться за стену, но даже так юноша то и дело спотыкался на ровном месте, грозясь упасть в любой момент. И хорошо, что дебошир этого уже не застал, иначе это выскребло бы из Рейнхардта последние эмоции и ему стало бы еще более стыдно, чем за обрушившийся на парня поток "благодарности". Отсутствие контроля над собственным телом откровенно раздражало юношу, который чувствовал себя кузнечиком с оторванными лапками, которого вот-вот снесет ветром.

И состояние его лучше не становилось. Пережитый ужас ударил по третьекурснику, как огромный молот, задев все, что только можно было задеть – от физического до психического состояние. Тотальное истощение и усталость навалились на хрупкие плечи шестнадцатилетнего паренька. Голова кружилась, и вместе с ней вокруг плясал целый мир. Пол перепутался с потолком, колонны вокруг вертелись как пластиковые карусельные лошади, а паркет навязчиво стремился познакомиться с лицом Флориана поближе. В какой-то момент австриец все же не удержался, рука соскользнула со стены, ноги запутались, и он с глухим звуком грохнулся на пол, больно ударяясь о паркет плечом. Навязчивое желание так и остаться лежать, всматриваясь в высокие потолки, скрытые в темноте, плавно захватывало вялое и неторопливое течение мыслей Рейнхардта. Юноша в полной мере осознавал, что если он не доползет до комнаты, то его вальяжно развалившееся посреди пустого зала тело на обратном пути обязательно найдет Дитрих и явно не обрадуется новой встрече с Фло, который и так доставил ему много хлопот. А то и по ребрам даст тяжелым ударом ноги. И именно образ бьющего под дых с бессердечной жестокостью Дитриха смог вдохнуть в Флориана еще немного сил и уверенности. Хотя бы потому, что сломанные ребра были нужны ему еще меньше, чем и так плохое состояние. Еще и объяснять кому-то, как он так умудрился.

Каждый новый шаг давался в два раза труднее, чем предыдущий. Только желание поскорее скрыться от источников боли и страха продолжало толкать юношу вперед. В сознании так и не прояснилось, тело не слушалось, отчего третьекурсник приобрел очаровательную грацию распластавшейся на льду коровы. А ведь он едва дошел до середины галереи. Впереди были еще многие лестницы и переходы учебного корпуса, а пока он дойдет до комнаты, пройдет еще вечность. И Флориан честно сомневался, что в таком состоянии сможет добраться до пятого этажа и не умереть по дороге. Его сомнения оказались подкреплены внезапно пошедшей из носа кровью, заливающей губы и подбородок, плавно стекающей алыми струйками на шею. Обнаружив это, Рейнхардт даже не удивился и зажал нос тыльной стороной запястья, добавляя несколько новых кровавых пятен на некогда белые манжеты. Чувствовал он себя еще паршивее, чем раньше, но упорно шел вперед, пока не понял, что больше совсем не чувствует тела и начал неловко оседать на пол.
"Замечательно..." - иронично проворковал внутренний голос, прежде чем Флориан погрузился в темноту, а его сознание сплющило в лепешку,
Хрупкое тело раскинулось на полу сломанной игрушкой с неестественно подогнутыми ногами.

+4

2

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РОУДОН!


Отныне вы стали частью истории нашего города. Осваивайтесь на новом месте, исследуйте открывшиеся территории, главное - не забудьте получить у шерифа штамп в паспорте.
В том случае, если вы не знаете, с чего начать, обратитесь в службу знакомств и не забудьте выяснить отношения со своими соседями. При наличии частной собственности не забудьте зарегистрировать её в соответствующих инстанциях. Так вы быстрее вольетесь в неторопливую, но увлекательную жизнь Роудона.
Любые перемещения и связи с другими горожанами фиксируйте в своей идентификационной карте. Для этого достаточно выделить одну или несколько страниц. Оформление остается на вашей совести.
Успехов вам и острых ощущений!
(Остерегайтесь злобных индейцев!)
http://www.calend.ru/img/types/24.gif

0


Вы здесь » Roudon: Dispel the Mystery » Личные дела » Раймонд Барма, 29 лет, преподаватель РУИТ, волонтер, психофизиолог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC